29 октября 2023 года - День общенационального траура в Республике Казахстан
Воскресенье, 23 июня

А.И.Щербинин

Историк, г. Москва

К 200-летию города Кокшетау: Город у Синих гор

11 мая 2024 года исполнилось 200 лет городу Кокчетаву, ныне Кокшетау, это по новому настоящему летоисчислению, а по старому стилю у Кокчетавских гор, в районе нынешнего Борового, состоялось официальное открытие второго внешнего округа с приказом (администрацией) под названием Кокчетавского 29 апреля 1824 года, Правительствующим Сенатом Российской империи было утверждено это открытие17 сентября 1824 года (по старому стилю)/11 октября 1824 года (по новому стилю).

В томе № 39 сборника «Полное собрание законов Российской империи с 1649 года по 12 декабря 1825», посвященном 1824 году, на 529 странице под номером 30.061 сделана запись:
«30.061. — Сентября 17. Сенатский. — Об открытии в Сибири втораго внешняго округа с Приказом онаго, под названием Кокчетавскаго.

Правительствующий Сенат слушали рапорт исправляющаго должность Омскаго Областнаго Начальника, коим доносит, что на основании Высочайше утвержденнаго в 22 день Июля 1822 года Устава о Сибирских Киргизах, 29 Апреля сего года открыт вторый внешний округ с Приказом онаго, под названием Кокчетавскаго. Приказали: о сем для сведения дать знать всем Гг. Министрам, Военным Генерал-Губернаторам, Генерал-Губернаторам, Военным Губернаторам, управляющим Гражданскою частию, Губернским и Областным Правлениям и Правительствам и Присутственным местам указами; в Святейший же Правительствующий Синод и во все Правительствующаго Сената Департаменты и Общия оных Собрания сообщить ведения.»

Атаман Акмолинского Отдела Сибирских Казаков (1-отдел Сибирского Казачьего Войска) Подъесаул Селивёрстов Виктор Васильевич подготовил историческую справку об открытии станицы Кокчетавской:

«Перед тем как начать строительство военных укреплений в Казахской степи еще в 1816 г. был сформирован специальный отряд во главе с подполковником Федором Набоковым для рекогносцировки и выбора удобных мест для новых крепостей. Отряд в течение пяти месяцев исследовал горы Зеренды, Сандыктау, Жамантау, Улытау [ Абдиров М.Ж. Завоевание Казахстана царской Россией и борьба казахского народа за независимость (Из истории военно-казачьей колонизации края в конце XVI – начале XX в.). Астана: Изд-во Елорда, 2000. С. 200]. Выбор этих территорий был не случайностью, так как эти места были богаты лесом, а также в военно-стратегическом отношении удобны для создания приказов.
8 марта 1824 г. отряд во главе с подполковником А. Григоровским отправился из Петропавловска в сторону горы Кокшетау для обследования и основания приказа для нового округа. В соответствии с инструкцией генерал-губернатора Западной Сибири П. Капцевича предписывалось, что «…название округа дать по имени знатнейшего урочища на занимаемых оными землях, а именно первый округ наименовать Кокчетавским» [Терещук В. Рассказы о Кокчетаве. Кокшетау: Изд-во Саяхат, 1992. С. 33]. Местом для приказа было выбрано урочище Кызыл Агаш в горах Кокшетау. Именно здесь находилась ставка великого казахского хана Абылая [Казахско-русские отношения в XVIII–XIX веках (1771–1867 годы). Сборник документов и материалов. Алма-Ата: Изд-во Наука, 1964. С. 94]

Открытие нового округа было поручено председателю Омского областного правления подполковнику А. Григоровскому, который являлся воспитанником Смоленского драгунского полка, участнику похода на турок, войны 1812 года. Читаем: «По таковым отзыв и командирован вслед затем в кочевья помянутого султана г. подполковник Григоровский, который, находясь на пути, встречен письмом от Габайдуллина с просьбой о скорейшем установлении в степи даруемого киргизскому народу покровительства и законного судилища» [ЦГА РК. Ф. 338. Оn. 1. Д. 336. Л. 16-19.].

«Выполняя поручение, А. Григоровский начал формировать особый конный отряд, состоящий из 250 военных. Также, помимо этого, он подобрал 35 служащих. Состав особого отряда состоял из командира 4-го полка, войскового старшины Алексея Лукина, коллежского асессора Андрея Путинцева, сотника Чирикова, плац-майора Сидеева, одного священника, муллы, врача и фельдшера. Конечно, прежде всего, казаки составляли основной состав отряда, определенное количество людей было представлено хлебопашцами, кузнецами, плотниками. На расходы по обустройству А. Григоровскому и отряду было отпущено 21550 рублей. Из общей суммы денег предполагалось израсходовать на торжественное открытие приказа около 500 рублей. 15 тысяч рублей в год было отведено на жалование ага-султана и подчиненных, которых планировалось выбрать в дом-диван.

29 апреля 1824 года на южную сторону Кокчетавских (Боровских) гор на берег Кокчетавского озера (Большое Чебачье) прибыли представители пяти крупнейших родов: Атыгаевского, Караульского, Кереевского, Канжигалинского и Кипчакского. В их числе на собрании присутствовало 6 султанов, 57 старшин, 157 биев и других представителей знати, а также большое число казахских шаруа. А. Григоровский в донесении от 30 апреля 1824 года докладывал в Омское областное правление: «По многочисленном собрании в Киргизской степи при горах Кокчетавских сего апреля в 29 день торжественным образом открыт Кокчетавский окружной приказ, председателем оного избран Габайдулла и заседателями из киргиз почтеннейшие старшины из рода Худайберды Атыгаевского Джилгара Байтокин и из рода Исеньбакты Киреевского Мусет Яныбеков» [ЦГИА СССР, Ф.1264, ОП.1, Д.330, Л.47.]. По завершении торжественных мероприятий, посвященных открытию приказа, местным муллой было дано благословение. Из документа читаем: «На следующий день после открытия приказа, 30 апреля 1824 года, к А. Григоровскому пришли с настойчивой просьбой султаны и старшины, с обращением о переносе окружного приказа от южного подножия горы Кокшетау, с берега Кокчетавского (ныне называемого Большое Чебачье) озера, в центр волостей «расстоянием оттоль верст 70 между Кокшетау и Имантау, в равнину сих двух высоких хребтов к урочищу Агат» [ЦГИА СССР, Ф.1264, ОП.1, Д.330, ЛЛ.47,52].

Выполняя данную просьбу в этот же день, то есть, 30 апреля, А. Григоровский с отрядом и приказом вынуждены были переместиться к урочищу Агат. Вообще, расположение урочища Агат в документах нигде не указано, однако есть основание предполагать, что оно находилось в месте Чаглинского водохранилища, которое граничило с урочищем Чат (Шат) [ЦГИА СССР, Ф.1264, ОП.1, Д.330, Л.52].А урочище Чат, примерно начинается от плотины и тянется по обе стороны речки Чаглинки вплоть до озера Копа. Из этого следует, что, уходя от горы Кокшетау, А. Григоровский вместе с приказом перешел на юго-западную границу урочища Чат. Там и расположился отряд Григоровского на месте, где сейчас находиться правая и левая сторона современного моста через реку Чаглинка. Из-за того, что территория, где должен быть расположен окружной приказ, была малых размеров и неудобна для размещения отряда, приказ через несколько месяцев был перемещен. В конце года было принято решение переместиться на новое более удобное место. Подходящее местечко было найдено — левый берег небольшой речки Чаглинка, в 4-х верстах, чуть поближе к озеру Копа. В современное время — это то место, где находится поселок Красный Яр. Эти факты подтверждаются некоторыми первоисточниками и воспоминаниями очевидцев.

Например, в «Путевых записках, веденные во время поездки в Кокчетавский уезд Акмолинской области в 1878 году» И. Я. Словцова, на страницах 68-69, мы находим: «… он был передвинут от прежнего урочища Чат на 4-е версты по левому берегу Чаглинки, в местность с более благоприятным климатом и удобную для хлебопашества».В июне месяце 1824 года, посчитав свою миссию оконченной, А. Григоровский вместе с нескольких служащими и казаками уезжает в город Омск. За выполнение особого поручения ему было присвоено звание полковника, и он был назначен председателем Омского областного правления, однако, допустив финансовые нарушения, был понижен в должности.

Однако и все-таки и здесь окружной приказ окончательно не укрепился, так как для военного укрепления это место было неудобным. Во-первых, здесь были Джаландинские горы и мелкие сопки, которые так или иначе вызывали плохую видимость местности. Во-вторых, данная местность, покрытая солончаками, совершенно не годилась для занятия хлебопашеством. В-третьих, место было довольно открытое, а поселенцами было замечено, что здесь частенько дуют северные ветры. Но самым главным аргументом переселения являлось то, что от расположенного недалеко озера веет сыростью, что повлияло на массовые заболевания людей, нередко число заболевших людей доходило до 50 человек. Да к тому же по берегам озера наблюдались густые заросли камыша, где обитали большие полчища комаров, а они являлись основными носителями малярии.

Поэтому, перезимовав, уже весной следующего 1825 года первые поселенцы обратились с просьбой в Омское областное правление о разрешении перемены место расположения окружного приказа. Весной 1825 года Лукин и Путинцев обратились в Омское областное правление о разрешении переноса окружного приказа. Рассмотрев просьбу, генерал-губернатор отправляет в новый приказ исполняющего обязанности областного начальника Омска С.Б. Броневского для того, чтобы удостовериться в обоснованном ходатайстве о переносе приказа на другое место. С.Б. Броневский был человеком весьма образованным, отличался незаурядным складом ума, к тому же неплохо разбиравшимся в делах и быту кочевников.

Так, во время обозрения округа Броневский делает такие заметки: «Кокчетавский внешний окружной приказ расположен у подошвы невысоких гор при озере Копа. Озеро сие имеет в окружности около 15 верст, берега его поросли несколько камышом, впадает в него речка довольно большая — Чаглинка (Шаглинка), а из него вытекает другая, Чаглинка же, протекая до озер сего имени Чаглы (Шаглы). Она течение имеет весной более, а теперь несколько только, на ней устроен мост от отряда. Через сообщение сих речек вода в озере всегда довольно свежа и вкуса непротивного.

Земли вообще удобные к хлебопашеству: изобильный урожай, бывший в нынешнее лето, свидетельствует. Лес строевой и дровяной вблизи есть и для сего заселения достаточно. Больных из всего отряда только три человека: доказательство, что воздух и вода в сем месте здоровы. В прошедшую зиму было больше число больных, доходившее до 50 человек… При выборе сего места удобной военной позиции тоже из виду упущено не было: высоты доставляют возможность обозревать места на довольное пространство, обширное же озеро, с одной стороны, укрепление делает неприступным…

Я полагаю по выше приведенным удобствам оставить заселение на месте теперешнем, приступив к стройке постоянных зданий на отпущенные уже от казны деньги, объявить казакам, что перевода приказу не будет, тогда они с охотою пожелают водвориться с семьями на всегдашнее жительство: о чем не только казаки, но и торгующие города Петропавловска, также и крестьяне изъявят желание. Выгодность сего края быстрыми шагами поспособствует заселению и в весьма неотдаленное время из Кокшетау может образоваться город» [ЦГИА СССР, Ф.1264, ОП.1, Д.336, Л.6.]. Следует отметить, что размышления С.Б. Броневского оказались правильными.

Для службы в Кокчетавском внешнем округе генералом – губернатором Западной Сибири П. М. Капцевичем были назначены чиновники: «коллежский асессор Путинцев, в приказе он исполнял должность российского заседателя и одновременно являлся ревизором порядка в волостях; петропавловский плац майор-капитан Сидеев, который был обязан следить за порядком в округе и он же был прокурором, выполнял особые поручения; на постоянную работу послан лекарь Соломонов; а войсковой старшина Лукин назначен начальником отряда военной стражи по охране Кокчетавского приказа и заседателем от российской администрации; есаул Безъязыков, сотник Бихарев, сотник Федор Попков, хорунжий Пьянков. Поселились также 36 урядников и 200 строевых казаков и 14 казаков резервных». [ЦГИА СССР, Ф. 1264, оп 1, д. 330, ЛЛ. 24-26].

Летом 1827 года для нового окружного приказа было выбрано место, где сейчас находится город Кокшетау. Новое поселение стало называться Кокчетавом, по название всегда синеющих гор, находящихся как бы в голубой дымке, по-казахски именующихся Кокшетау. Строительство поселения началось у подножия сопки Букпа, здесь был поставлен казачий пикет по охране окружного приказа. «Переселенцам в Кокчетав выдавали по 100 рублей золотом на каждого офицера и по 3 рубля 50 копеек серебром на строевого и резервного казака. Здесь должна была расположиться сотня казаков, а полковой штаб разместился первоначально в Атбасаре. Далее казакам, переселившимся в Кокчетав, были предоставлены пахотнопригодные земли и участки для покосов сена. Для принятия переселенцев в Кокчетав был направлен сотник Плаомов(?). Переселение шло в основном из губерний с Челябинского округа, Оренбургской, Саратовской губерний. Переселенцам, которые оставались и нанимались на разные работы в городе, администрацией было выдано 40 рублей каждому. Переселенцы, становясь служивым казачеством, должны были надежно охранять восточные границы Российской империи» [ОГА, Ф.6, ОП. 1, Д.93, Л.140-147].

Во второй половине XIX века Кокчетав разросся и представлял собой единый населенный пункт. По административному управлению город делился на две части: казачью станицу и городскую «мещанскую» часть. Однако по-прежнему присутственные места и учебные заведения были размещены все же на центральных улицах.

В 1865 году Кокчетавский окружной приказ докладывал комиссии, командированной императором Александром II для проведения административной реформы в Казахстане, что «При Кокчетавском приказе укреплений не существует. В Кокчетавском округе караулов и маяков нет. Есть пикет по почтовому тракту между Кокчетавом и г. Петропавловском, Кокчетавом и Атбасаром. До настоящего года на каждом пикете было по 1 уряднику и 7 казаков, но в нынешнем году, по распоряжению командующего войсками Западной Сибири, со всех пикетов урядники и казаки уволены к свои полкам…» [Казахско-русские отношения в XVIII–XIX веках (1771–1867 годы). Сборник документов и материалов. Алма-Ата: Изд-во Наука, 1964. С. 524].

А в 1895 году, когда численность его жителей составила около пяти тысяч, Кокчетаву был присвоен статус города.
Атаман Акмолинского Отдела Сибирских Казаков (1-отдел Сибирского Казачьего Войска) Подъесаул Селивёрстов Виктор Васильевич.»

В большей степени данная статья для молодежи, для молодого поколения. Настоящие историки работают на основе архивных данных, изучают документы и опираются на работы других авторитетных историков. Вопрос о значении присоединения Казахстана к России на протяжении длительного времени изучался российской, советской и современной исторической наукой. Присоединение Казахстана, как и других национальных окраин, к России оценивается как исторически оправданный прогрессивный акт, сыгравший несомненно положительную роль в развитии этих народов. Историк и политолог Булат Султанов в одном из своих интервью однозначно заявил: «Казахстан, напомним это еще раз, в состав империи вошел совершенно добровольно — для защиты от внешних врагов».

Министр просвещения Российской Федерации Сергей Кравцов на торжественной церемонии награждения призёров и победителей Всероссийского конкурса сочинений «Без срока давности» в 2021 году сказал: «Мы не должны допустить, чтобы в угоду каким-то тенденциям, политическим настроениям менялись история, историческая память … . К сожалению, такие попытки есть, и мы никогда не допустим, чтобы эти попытки реализовались в системе образования, учебниках, программах».

Оценка эпохальных событий, которые изменили ход мировой истории, должны быть максимально объективными. Об этом же заявил Президент Российской Федерации В.В. Путин на встрече с педагогами и молодыми учёными 5.11.2014: «…нельзя искажать факты в угоду чьим-либо геополитическим интересам». До того, как сделать важный политический шаг вперед, необходимо обернуться назад, а для этого помогает знание истории. В.В. Путин на вышеуказанной встрече по этому поводу сказал: «Если сталкиваешься с чем-то таким, что уже в той или иной форме было в прежние времена, стараешься тоже посмотреть просто на то, как развивались события в тот момент времени, когда-то раньше, и какие были приняты решения, и к чему это привело. Вот, если время есть этим анализом заняться, я так стараюсь поступить, а если нет, если все приходится делать быстро, то, как в свое время говорили, руководствуясь своим правосознанием и пониманием, что возможно и полезно для той или иной отрасли, для страны в целом именно в сегодняшней ситуации. Все это складывается на основе предыдущего опыта, конечно. Разобраться как раз в этом, чем руководствовались прежние поколения российских людей, где бы они там ни служили Отечеству при принятии тех или иных сложных, менее сложных, важных, второстепенных, судьбоносных решений».

Великий русский историк Василий Осипович Ключевский (1841 – 1911) утверждал: «История — не учительница, а надзиратель, который ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков». Забвение уроков прошлого, их легкомысленное игнорирование или сознательное искажение чревато самыми серьёзными последствиями не просто для отдельных государственных деятелей и социальных групп, но и для народов и государств, казавшихся до поры до времени просто незыблемыми. Примеров в новейшей истории предостаточно.
Дорогие земляки, с 200-летием нашего города! Желаю жителям замечательного города счастья, благополучия, добра и мира. Любите свой край родной, изучайте его историю, знайте его историю.

Наше сообщество в Одноклассниках. Вступай!