Время перемен

Быть патриотом — значит носить Казахстан в своём сердце.

Н.А.Назарбаев

Давно это было, однако память тот случай сохранила до сих пор. А произошло это ещё в советское время в одном из ПТУ (Профессионально-техническое училище) Кокшетау, куда меня пригласили на встречу с учащимися. И там мало-помалу я подвёл разговор о чувствах к Родине. Чтобы больше заинтересовать ребят темой разговора и втянуть их в полемику, я задал им такой вопрос: «Что такое для вас Родина, и как вы это понимаете и ощущаете?» Ответы были разные — от правильных, и до смешных. Однако я решил расширить и углубить разговор, переведя его в русло диспута. И тут поднимается один парень, и говорит: «Это вы, писатели, придумали такое понятие для красоты восприятия своей сентиментальности. А я понимаю так: жить везде интересно, где можно хорошо заработать. То и будет родина. Солнце везде для всех одинаково светит. И люди есть повсюду». Конечно, того парня тогда можно было раскритиковать в пух и прах за его неправильное понимание этого ценнейшего чувства. Но я этого делать не стал, а даже проникся к нему неким уважением за его прямоту и честность. Вот встал молодой человек, и, не боясь старшего по возрасту, сказал честно то, что думал. Я не знаю, кем он, тот смельчак, вырос и стал, но, думаю, что получился из него порядочный человек. А заговорил он тогда так напрямую, а я его не осудил потому, что в таком юном возрасте ещё очень сложно всё понять и прочувствовать, так как молодой человек многого не видел, не знает, да и ещё не всё понимает. Но меня он подтолкнул к тому, что разговор о Родине, об этом самом дорогом и высоком человеческом чувстве, нужно вести непременно везде и постоянно. Что я на последующих встречах всегда с удовольствием делал. Помимо этого, я даже в некоторой степени увлёкся написанием статей в газеты на данную тему. И хотя выступал, писал об этих чувствах немало, а вопрос, что же такое Родина для человека, остаётся и для меня заглавным до сих пор. Я всю жизнь пытаюсь найти на него свой ответ.

И никто, видимо, не возьмётся перечислить всё, что стоит за этим ёмким словом. Но несомненно одно: Родина — это память обо всём, что нам дорого в прошлом, это дела и люди нынешних дней, это родная земля, где ты вырос и живёшь со всем, что растёт и дышит на ней. Родина — это очень много! Это и дорожка в широком поле с перекинутым брёвнышком через ручей, это и вереница птиц, улетающих на юг над твоим домом, это и ряды комбайнов, идущих фронтом по созревшему полю. Это и наша столица, и сотни аулов и деревень, притаившихся среди степного раздолья, это названия новых машин и имена людей, с которыми ты живёшь. Это и засекреченный ученый, о котором ты ещё и не слышал, и чумазый механизатор, каждый год пашущий и засевающий землю, чтобы тебя накормить. Это ты и я, хотя, возможно, мы никогда не встречались и не встретимся, но живём в одно время, в одной стране с разными, но своими родными и близкими чувствами. Если всё это попытаться собрать, объединить и с чем-то сравнить, то получится, что Родина подобна огромному дереву, на котором не сосчитать листьев. И всё, что делаем доброго для этого дерева, прибавляет силы ему и облагораживает и нашу жизнь. А всякое дерево имеет корни, без которых его повалил бы самый слабый ветерок. Корни питают дерево, связывают его с землёй, держат на ней. Такие же корни имеют и люди. Наши корни — это наша Родина. Это то, чем люди питались и жили века и тысячелетия до нас, это то, что и мы впитываем, и чем питаемся и живём сегодня. Это наша история. Это наши деды и прадеды. Это их дела, оставленные трудом, молчаливо живущие рядом с нами. Это славные имена великих ханов и султанов, писателей и поэтов, политиков, акынов и борцов за народное дело. Народ, не имеющий таких глубоких корней, и не питающийся ими — бедный, слабый и несчастный народ. Как бы быстро и много ни летало самолётов, как бы ярко ни светились экраны компьютеров и мобильных телефонов, как бы ни сверкали высотные здания из алюминия и стекла, на каких бы иномарках ни ездили, и каких бы только нарядов ни надевали, а без Родины счастья не обретёшь. Потому что сила человека и счастье — не в его материальном богатстве, а в духовном мире, нравственных чувствах, привязанности и любви к родным местам и людям.

Каждому понятно, что это только капелька в огромном океане из того, что можно сказать о Родине. Однако одно неоспоримо для всех: Родина — это данность. Её нельзя выбрать, как выбирают костюм или место отдыха по своему усмотрению. Так же, как не выбирают отца или мать: какие уж есть, но они твои родители одни — и на всю жизнь. Следовательно, Родина, как и родители — это твоя судьба, доставшаяся тебе на радость и на горе — на все времена быстротечной жизни. Вот почему принимать её нужно без ропота и желчного недовольства, без зависти к тем, кто, возможно, родился и живёт в более обласканной солнцем земле. Но то — не твоё, чужое. А твоя Родина — это твоя родимая сторона, которая принадлежит тебе, как и ты принадлежишь только ей одной. Поэтому, возблагодари её искренне в душе своей! Поклонись ей за то, что тебе дано право называться её сыном, за возможность служить ей по-сыновнему в эти благословенные времена мира и покоя. Раздели с ней свою судьбу так же, как она делит её с тобой, храни ей верность, оберегай, и делай для неё всё, что в твоих силах. Это и будет главным мерилом твоей порядочности, преданности и благородства. И за всё это не жди наград или особого отношения к себе. Ведь Родина без каких-либо требований к тебе приняла тебя, как родного сына, создаёт тебе, по возможности, все условия, чтобы тебе жилось спокойно, счастливо и уютно. Потому и твоя любовь к ней должна принадлежать ей по праву твоего места рождения и жизни. Только это вполне заслуживает того, чтобы искренне любить своё Отечество. Только любить не с закрытыми глазами, с опущенной головой, да немыми устами. А любить так, чтобы отдавать ей всего себя честно и без остатка… На этот счёт Нурсултан Абишевич в своей статье пишет:

Убеждён, у народа, который помнит, ценит, гордится своей историей, — великое будущее

Пишу об этом, а в голове не дают покоя результаты социологического опроса школьников старших классов, половина которых заявили, что хотят жить и работать за границей. И тут же, как из тумана, проявляется перед глазами фигура пожилого человека, встретившегося мне в г. Дубровнике (ныне Босния и Герцеговина). Его лицо было испещрённое глубокими морщинами, а голова покрыта копной седых взлохмаченных волос. Он подходил осторожно, словно чего-то боялся, но не мог решиться заговорить со мной. Видя его желание и в то же время какую-то сдержанность, я заговорил первым. На ломанном югославском языке спросил: понимает ли он русский язык? И он залепетал, как из фонтана. Оказывается, живёт он там со времён ВОВ. И дальше из его глаз потекли по морщинам толстые ручьи слёз. Я не стал ковырять его душу, чтобы докопаться до причин. Мне было и так понятно, что он совершил нечто глупое по отношению к нашей стране, потому и остался там жить навсегда. Главным же для него было выяснить, может ли он вернуться на родину? И как у нас теперь относятся к тем, кто, оставив свою страну, жил за границей? Но больше его интересовало, могут ли его дети вернуться на историческую родину? Естественно, я его успокаивал, но ответа дать не мог, поскольку я сам его не знал. Но в той ситуации я вынес для себя одно очень ценное убеждение: оказывается, чувства к родине живут в человеческих генах. И они не дают покоя душе до тех пор, пока жив человек. Больше того, эти чувства передаются по наследству. Об этом мне поведал тот же старик в Дубровнике. Он мне настойчиво пояснял, как тоскуют его дети по родной земле предков. А потому искренне желают туда поехать и там жить.

Наше сообщество в Одноклассниках. Вступай!

Мне могут возразить: дескать, тысячи уехали за границу и живут там припеваючи. Против этого не буду возражать. Но кто открывал душу тех людей и заглядывал в неё, что там творится? Никто из тех, кто так утверждает. А мне приходилось туда «заглядывать» и много раз, особенно, когда вызовешь человека на откровенный разговор. Жаль, что я вам не могу показать тех слёз, сколько их вылилось на пиджак моего плеча там, за границами, когда я встречал таких людей в непринуждённой обстановке. За долгую жизнь и многие годы работы в Казахстане мне выпало счастье побывать во всех республиках бывшего Советского Союза, более чем в десяти далёких государствах за рубежом. Причём, с очень разными политическими и социальными строями, укладом жизни, культурой, образованностью людей, их цветом кожи и волос, одетыми по последнему писку моды и абсолютно голыми. Скажу честно: приходилось видеть как много жалкого, отвратительного, так и поразительно интересного, привлекательного и даже головокружительного там, за границей. Но, чтобы ни выпячивали иные миллиардеры, а мне каждый раз вставали перед глазами колосящиеся поля, в ушах появлялся умеренный рокот машин, неторопливый, но напряжённый ритм моих земляков, знающих истинную цену напыщенности и реальности, прекрасному и ложному, друзьям и недругам. И что бы ни сулили (а бывало и такое) толстосумы там, вдали от моей родной степи, я никогда с такими даже не шёл на контакты. Ибо я знал и твёрдо верил, что никогда и ни на что не променяю того, что создавали родители, я сам своими руками, что мне дорого, что люблю и чем дорожу. Ибо всё это то, что никогда меня не предаст и не бросит на произвол судьбы, как брошены те, в иной стране, уехавшие эмигранты. Ведь у нас «Родина — мать народу, народ — мать джигиту!» Эту казахскую пословицу знают даже дети.

Каждый человек, сколько бы, где ни жил, даже пусть купается в роскоши, он всегда в себе носит образ Родины, ибо его невозможно выбросить из сердца, как пустую пачку из-под сигарет. Каждый носит его по-своему, пусть они разные, но как они схожи — наши представления о ней. Ведь здесь каждый уголок обширнейшей территории Республики — свой дом. Одна общая для нас Родина, раскинувшаяся от Волги и до Алтайских гор, от Омска и до Заилийского Алатау. Но, будь-то казах, русский, украинец, белорус, каждый из нас хранит в глубине души образ и своей малой Родины. То ли аул, то ли деревеньку, где родился или живёшь, то ли городской дворик с заснеженным закоулком, где с другими малышами играл в «прятки». То ли холмистая степь, где вскачь несётся тулпар, то ли бескрайнее пшеничное поле, где каждый тугой колос, прогнувшись, ждёт своего часа уборки. И эти запомнившиеся с детства родные картинки у каждого стоят перед глазами и в памяти неповторимой, заветной, дорогой до боли милой Родиной. И как бы далеко от этих мест ни занесла вас судьба, даже отгороженные расстоянием и частоколом прожитых лет, поседевший, как тот в Дубровнике, человек с любовью и грустью будет вспоминать родные места. Эти чувства испытывал и я неоднократно. Заносило меня от родных мест часто и далеко. Да так далеко, что я из 40-градусных морозов за сутки попадал в 40-градусную жару экватора. Но как бы удачно там ни приходилось бывать, а уже через неделю меня охватывала ностальгия. Помогало то, что я всегда имел с собой фотографии или открытки родных мест и людей. Но и они «лечили» душу на время. А потом наступал момент, когда нетерпимой силой тянуло в родной дом. Хорошо, когда ты не связан какими-то условиями или обязательствами. Сел — и уехал. А если всё было по-другому? Врагу не пожелаю переживать такую тоску.

Уверен, примерно такой же рассказ может поведать каждый, кто отлучался от родных мест. Вот и Маргарита Эвальдовна Романенко (урождённая Штейнмат) из села Михайловки, что в Аршалынском районе Акмолинской области подтверждает то же самое. По национальности она немка. Привезли её в эти места двухлетним ребёнком. Росла, вышла замуж. С мужем Александром, родом из Смоленщины, вырастили и воспитали четверых прекрасных детей. Когда подули ветры перемен, и на каждом углу стали «петь» о прекрасной западной жизни, сын Виктор с женой немкой уехали в Германию. И вот, спустя несколько лет, уговорили они родителей, чтобы переехали к ним на житьё. Поехала «на разведку» одна мать. Погостевала Маргарита Эвальдовна, всё посмотрела. Но долго не задержалась. Ещё муж не успел соскучиться, как жена появилась на пороге родного дома. Первое, что ответила жена на вопрос мужа о скором возвращении: «Не могу там жить. Везде всё культурно, красиво. А мне воздуху не хватало. Ни дышать, ни есть там не могла. Привыкла к нашему степному воздуху, приволью. Другого, чужого мне не надо. А они все там об одном — «историческая родина», «родина предков», «наши корни» говорят. А для меня: и историческая, и просто Родина — здесь, в Михайловке. И другой мне не нужно». На другие вопросы мужа, детей и односельчан Маргарита Эвальдовна отвечала так же — кратко, но ёмко. И все ей поверили. А кому ещё верить, если не жене и матери. И мечту о поиске счастья на чужбине все Романенки оставили навсегда. «Счастье находят только на своей Родине» — в один голос теперь отвечают они.

Это и есть тяга и любовь к родной земле, которая закладывается и прививается всем, где ты живёшь и работаешь. Так и должно быть с каждым, чтобы трепетная любовь к родным местам, помноженная на нашу гордость за неё, рождала и закрепляла в каждом из нас своего рода сплав ответственности и боли за свою Родину. И тут, как бы сам собой напрашивается вопрос: А есть ли нам, акмолинцам, чем гордиться, есть ли то, что может схватить за сердце до боли? А посмотрите, как неузнаваемо хорошо преображаются Кокшетау и районные центры. А как замечательно стали одеваться люди, и как поменялись к лучшему их выражения лиц по сравнению с горбачёвской трескотней о «лучшей жизни». А как расцветает Республика, как набирает обороты её экономика, культура, искусство! А легковушек столько, что уже не вмещаются на улицах и во дворах. А как вырос международный авторитет страны, о которой ещё не так давно мало кто что знал. Правда, до сёл и аулов эти преобразования пока доходят медленно. Но и Москва не сразу строилась. Но разве они стали для тамошних местных жителей менее дорогими и родными? Да уже и настал тот час, когда и там, на периферии, начались масштабные перемены. И во многих местах они уже активно ведутся. Не верите? Тогда поезжайте в хозяйство «Родина» Целиноградского района, село Заречное Есильского района, в сельхозкооператив «Ижевский» Аршалынского района, многие другие. И вы поверите в вышесказанное. Мы должны всегда помнить: Родина, как мать, нуждается в сострадании, сыновней любви и в деятельной помощи. И не верьте в пропагандистскую шумиху запада об их «замечательной» жизни. Я её, ту «сладкую» жизнь, не только видел много раз, но и плотно соприкасался с ней, что называется, щупал своими руками, душой и сердцем. Я бы лично не хотел жить при тех порядках и таком укладе. Поверьте мне, там волчьи законы и такая же жизнь. Вот в прошлом году уехал в Польшу мой приятель. Здесь судьбой он не был обижен. В прошлом — партийно-советский работник. Последние годы работал акимом крупного сельского округа. Но вот подули некие ветры, и он решил вернуться на «историческую родину». Я его спрашивал: ты родился в Казахстане, твои родители, как и дед с бабушкой, а даже далёкие прадеды — выходцы с Украины. Какие исторические корни тебя связывают с Польшей? «Я — поляк, и этим всё сказано» — отвечал он даже с неким возмущением. К тому же, хвастался, что ему, как ребёнку репрессированных поляков, государство гарантирует получение бесплатной квартиры, обеспечит все социальные блага. Уехал, недавно связываюсь, спрашиваю: как устроился, как жизнь? «Да живём потихоньку. Благо, имел некоторые казахстанские накопления, продал дом, автомашину, здесь купил квартиру, но пока никаких благ от государства не получил. Но, возмущает больше всего то, что здесь, как во всём капиталистическом мире — волчьи законы. Будешь идти по тротуару, упадёшь, скажем, от сердечного приступа, никто к тебе не подойдёт и не спросит, что случилось, чем помочь? Никто не вызовет неотложку. Вот так и живём», — закончил с грустью бывший земляк. Отсюда и делаю однозначный вывод: не оставляйте Родину — это самая большая ошибка, которую может совершить человек в своей жизни. Вместо этого лучше, в силу своих возможностей и способностей, помогите ей, она вас отблагодарит и защитит, согреет и вылечит, обнадёжит и поможет в трудную минуту. Потому не спешите уезжать за границу. Это та глупость, которую потом не исправить.

У казахов живёт замечательная народная традиция — состарившись, человек переезжает в те места, где родился. Это не предрассудок. Есть одна из неразгаданных человеческих тайн — тяжело умирать человеку на чужбине. Вот от чего так плакал тот старик в Дубровнике, покинувший свою Родину. И на излёте жизни он со слезами на глазах, с иссушающей тоской рвался туда, где начало биться его сердце, где отняли у него пуповину. Он жаждал попросить прощения и, быть может, в последний раз хотел вдохнуть всей грудью воздух Родины, прежде чем закроются его глаза. Ибо он за многие годы понял — чужбина ему так и не стала Родиной. И уже не станет. Никогда! Такова магия Родины, притягивающей своих сыновей. И горе тому, кто этого не хочет или не может своевременно понять и рвёт эту невидимую генную нить связи с Родиной. И всё же многие граждане уезжают. В чём кроется причина такого поведения? Вот об этом и поговорим в следующей публикации.

Виктор Терещук

писатель, почетный гражданин г. Кокшетау