Вторник, 20 октября

Великая, счастливая судьба

Каждое поселение людей формируется по-своему. Города, к примеру, одни закладываются сразу и основательно, как Санкт-Петербург, Тобольск, Караганда. А другие строятся десятилетиями и даже столетиями. Пример тому — Омск, бывший пикет Акмола, заложенный в голой степи, но со временем достигший статуса государственной столицы. За это время каждое поколение здешних жителей вписывало в его историю свою скромную или самую достойную строку. Крупицы того труда, оставленного нашими предками, заслуживают уважения, и того, чтобы о них, хотя бы кратко, вспомнить в преддверии достойного Юбилея главного Центра страны — Астаны.

Как показывают летописи и архивные документы, Русь с самых древних времён была заинтересована в дипломатических и, особенно, в торговых отношениях с образовавшимися казахскими ханствами. А появление в Сибири таких городов как Тобольск, Омск, Кызыл Жар (Петропавловск), Царёво городище (Курган) настоятельно требовало расширения таких контактов с целью поиска путей сообщение с более дальними странами. Такими как Цинская империя, Бухарское и Кокандское ханства, Персия и даже Индия. И со временем такие пути были найдены. Завязывалась взаимная торговля не только в Сарыарке, но и с дальними странами. Однако скоро стало весьма очевидным то, что, отправляясь в далёкий путь с богатым скарбом, купцы стали всё чаще подвергаться большой опасности. В степи, на глухих тропах, то в одном, то в другом месте их подстерегали шайки вооружённых грабителей. Торговцы разорялись до последней, как говорится, нитки. Даже были случаи, когда такие караваны с людьми и животными исчезали навсегда. Как рассказывали вернувшиеся живыми купцы, особо сложным был путь в урочище Кара-Уткуль, или «Чёрный брод».

Этот участок прозвали «канды жол», что переводилось как «кровавая дорога». В этом месте река расширяла своё русло, тем самым поток воды становился мельче и медленнее, и навъюченные верблюды и лошади могли свободно переходить. А это и диктовало условия переправы именно в этом месте. Но в силу слабой его защищённости, в том числе и местных жителей, сюда часто стали наведываться вооружённые кокандцы, бухарцы, ташкентцы, буруты, каракалпаки, и все они грабили караваны и разоряли местное население. Султаны волостей Алтай-Кырпык и Куандык, в их числе Сарт Ючин, Досан Ханбибин, Конур-Кульджа Худаймендин обратились с прошением к губернатору Западной Сибири И. Вельяминову, чтобы он создал здесь военный округ с целью их защиты. Получив это прошение, степь объехал начальник Омской области полковник С. Броневской. Обозрев всю местность, он даёт заключение об открытии новых округов. И предложил именно у переправы урочища Кара-Уткуль — Чёрного брода открыть новый приказ. Для этого отпускалась из казны 31 тысяча рублей. Начальником военного отряда назначили полковника Ф. Шубина, его помощником — зауряд-сотника Чирикова.

Губернатор приказал Шубину произвести административную и хозяйственную подготовку к открытию округа, а заодно и составить топографическую карту местности. Отряд сформировали из 200 человек с обозом инструментов, вооружения и продуктов питания на два месяца. В полной готовности фаланга выступила из Петропавловской крепости 28 мая 1830 года, и через Кокчетав направилась к летнему кочевью султана Карпыковской волости Конур-Кульджи Худаймендина. Казаки двигались неспешно, по пути проводили глазомерную топографическую съёмку, описывая дороги, озёра, реки, холмы, питьевые источники, леса, урочища, сенокосы. 14 июня все они остановились на очередной отдых, а Шубин отправил небольшую группу казаков в сторону урочища Кара-Уткуль для осмотра места, где можно будет окончательно остановиться и основать поселение.

Прибывшие в место назначения казаки увидели участок на Кара-Уткуле вполне подходящим для обустройства жизни. Здесь они и разместились, продолжая изучение окрестных мест. Но прошло какое-то время, и выяснилось, что выбранная местность не совсем подходит для размещения центра Окружного приказа. Причины назывались разные. Потому, несмотря на некоторую проведённую работу, всё же принимается решение о переносе центра Окружного приказа в урочище Акмола. И тут возникает вопрос: откуда взялось такое название, которое и определит название будущего поселения и даже города? Одни авторы поясняют тем, что это слово пришло сюда в древности от живших здесь когда-то гуннов. Другие доказывают, что это место когда-то было огромным сосредоточением ярмарок, что придавало ему звание «Изобильный». Получалось Ак-мола – «Белое изобилие». А есть ещё одно определение: «Ак» – «белый», «Мола» — «погребение». Получается: «Ак-мола» — «Белое захоронение». Объясняется такое название тем, что на здешнем холме при похоронах какого-то человека была обнаружена белая глина. Ею и выкрасили возведённый на могиле мазар в белый цвет. Такое сооружение было видно далеко, как маяк. Оно служило для путников и ориентиром в бескрайней степи. И эта легенда ближе моему восприятию и пониманию. Почему? Да потому: если люди изволили так высоко вознести погребение, да ещё и соорудив значимый надгробный памятник, выкрасив его в яркий белый цвет, скорей всего, то была не просто могила, а своего рода мазар. Следовательно, не простой человек там упокоился. И захоронение то имеет более широкий, символический и даже метафорический смыл — «Белое захоронение». А белое — значит «светлое», «чистое», «преданное», «святое». Стало быть — эта земля когда-то стала для живущих тогда людей особо почитаемой — праведной. А это уже — Святой край! Светлая память о былом! В это место и было решено перенести центр Окружного приказа.

Наше сообщество в Одноклассниках. Вступай!

И всё же, несмотря на такое возвышенное понимание этого уголка степи, здешняя местность, на самом деле, представляла собой безлесную равнину, ничем и ни от чего, в том числе и от ветров, не защищённую. Было принято решение формировать поселение из двух частей — военной крепости и поселения мещан. Постройки начали возводить из землебитного кирпича, что мы теперь именуем саманом. А за лесом приходилось ездить за вёрст сто. Не хватало инструментов, материалов, особенно железа, гвоздей, скоб. Всё это доставляли из Петропавловска, Омска, Кокчетава. К тому же, военный отряд ещё и нёс службу по защите кочевников от набегов южных соседей, межродовой барымты, охранял следовавшие торговые караваны. Но, несмотря на все эти трудности, поселение хотя и медленно, но всё же застраивалось. Пришло время официально закрепить статус Окружного приказа и его административного центра. Заранее оповещённые здешние султаны и старшины прибыли к русскому отряду вовремя, подписав расписку о согласии на выбор места под открытие и строительство Приказа. И казаки тут же приступили к оборудованию долговременной стоянки. Настал день избрания ага-султана Округа. И тут интересна такая деталь. Когда подошло время выдвижения кандидатур, то себя выставили несколько султанов волостей. В их числе были уже волновавший степь, поддерживаемый кокандцами Сарыджан Касимов и ещё несколько султанов. Выставил себя и Конур-Кульджа Худаймендин, обращавшийся к Вильяминову об устройстве такого укрепления. Он даже ездил в С-Петербург к царю Николаю I. А бороться на выборах за право занятия места в Дом-диване было не случайным. Ага-султану присваивалось воинское звание, как минимум майора, выдавалась бесплатно полная военная амуниция, в том числе и личное оружие, выплачивалось приличное жалование аж в целых 1200 рублей в год. Да ещё выдавалось 100 рублей на канцелярские расходы. То были солидные деньги по тем временам. За них, конечно, стоило побороться. Выборы состоялись. На них и победил потомок Семеке-хана Конур-Кульбжа Худаймендин. Опережая несколько события того времени, следует отметить: первый ага-султан Акмолинского округа верой и правдой многие годы служил своему народу и российскому престолу, делая всё для сближения двух великих народов. Такую же политику проводили в степи и другие старшие султаны округов. Как, например, старший султан Кушмурунского округа Шингис Уалиханов, Кокчетавского — Джилгара Байтокин, Баянаульского — Мусса Чорманов, Атбасарского — Ерден Сандыбаев и другие.


Первый ага-султан Акмолинского Округа Конур-Кульджа Худаймендин

А тогда в рапорте Шубина Омскому областному начальству говорилось: «1832 года августа в 22-й день поутру в 10 часов собрался пред линиею казармы весь отряд в параде, штаб и обер-офицеры в полной форме и нижние чины в мундирах и полном вооружении пешим строем». Перед строем, в присутствии большой численности гражданских лиц, съехавшиеся на торжество из ближайших мест, Конуркульджа, волостные султаны, старшины, заседатели, бии приняли присягу по установленной форме и традиции. Казаки данное торжество салютовали ружейными залпами и одним пушечным выстрелом с троекратным «Ура!» Над центральным шатром водрузили флаг, на котором с одной стороны сверкал государственный герб, а с другой — воин-казах с натянутым луком и колчаном за спиной и надписью «Акмолинский округ». В донесении, отправленном областному начальству 25 августа, говорится о том, что по случаю данных торжеств «…нижним чинам на сей день выдана порция по чарке вина и одному фунту говядины, при угощении заслуживающим уважения султанам, биям, старшинам и киргизам выданы приличные подарки, а бедным из них незначительные пособия». Собравшимся гостям из аулов было «предоставлено по их желанию произвести любимое ими зрелище и гуляние байгу, то есть бег лошадьми с назначением девяти призов удачнейшим, вечер был иллюминован, по окончанию трехдневного угощения народ киргизский разъехался по своим аулам». Этот год и принято считать годом рождения Акмолы-Акмолинска-Целинограда-Амолы-Астаны. Как и было изложено в Положении, тут же был разработан эскиз первого герба Акмолы. Его высшие инстанции утвердили, герб изготовили и доставили в центр Окружного приказа, в который вошли 13 прилегающих волостей кочевников.

В них тогда насчитывалось 3576 аулов численностью 18 254 кибитки, в которых проживали 70 961 мужчина и 60 301 женщина. После торжеств строительство окружного центра активно продолжилось. Естественно, большое внимание в первую очередь уделялось обустройству и защите самой крепости. Ведь туда сразу переселили сто семей казаков, но полная безопасность их и там не гарантировалась. Поэтому крепость сначала обнесли оградой. А потом вокруг неё вынуждены были возвести высокий вал и вырыть ров глубиной в два аршина, который заполнили водой. Благо река была рядом. Так начиналась жизнь Акмолы — города, которому была уготована горькая участь неоднократно быть сожжённым. Но это уже другая история. Со дня основания Акмолинска в прошлом году исполнилось 185 лет. Но как-то эта дата прошла не замеченной общественностью. Однако радует то, что в истории Акмолинска-Астаны значительно больше превалирует все же счастливая судьба. И главной его славной страницей стало то, что неприметный когда-то пикет, благодаря дружбе и сплочённости наших народов, служа верой и правдой своему Отечеству, вырос до высшего звания — Столицы Независимого Государства. А новая столица Астана подхватила лучший опыт наших предков — сближения, объединения и единства народов, населяющих нашу Державу, придав всему новое дыхание, пошла ещё дальше по пути толерантности, дружбы, и братства. Поздравляем с этим замечательным Юбилеем — 20-летием Астаны не только астанчан, но и всех акмолинцев, волей судьбы оказавшихся гражданами пристоличной области. А это накладывает на всех нас обязанность активно включиться во все жизненные процессы, чтобы не только празднование юбилейных торжеств главного города Казахстана Астаны прошло на высшем праздничном уровне. Но чтобы статус пристоличной Акмолинской области стал примером для других регионов нашей Родины!