О кириллице замолвите слово — своё не предаём!

«Есть речи – значенье
темно иль ничтожно,
но им без волненья
внимать не возможно».

М.Ю.Лермонтов.

Такой трогательной речью, которой без волнения внимать невозможно, мне показалась недавняя статья детского хирурга Коптлеуова А.Ж. Называется она «Митинговые страсти по языку». Появилась публикация на страницах любимого нами еженедельника «Кокшетау сегодня». Её, действительно, читать и воспринимать здравомыслящим людям без волнения невозможно. Приятно удивляет и даже восхищает то, что писал её не журналист, не писатель, и вообще человек не графического труда, а врач. Человек, которому  по полученной специальности, и, видимо, от природы дано удалять в теле только вредное, лишнее, болезненное. И он на этот раз решился «резануть». Только не по телу, а по нашему искривлённому пониманию и сознанию. Да так это мастерски сделал, что не осталось ни шрама, ни болевого следа. А сохранилась только память, да пробудилось остроё желание подискутировать на эту тему, чтобы пробудить сознание тех, кто ещё заблуждается в этом важнейшем вопросе современности. Браво, Доктор! Вы подняли острейшую проблему современного Казахстана о языковом переходе республики с кириллицы на латиницу. Да так профессионально её огласили, что и придраться не к чему. Под каждым, произнесённым словом хочется поставить и свою подпись. И, конечно, аплодировать! А делать это, как я слышал, желают  многие наши граждане..

Честно вам скажу, читал я эту статью, с некоторым трепетом и даже желанием зацепиться за то, что не могло пригреться в моём сознании и душе. Но такого ощущения я там не встретил. Что ни слово, то – дело. Что ни предложение, то идея. Что ни абзац, то здоровая мысль. И не потому, что я славянин, а всё писанное до сих пор на казахском языке, излагалось как раз методом славянской письменности – кириллицы. Нет, не потому. А подтверждает доктор моё сознание и понимание тем, что с волнением восклицает: Что же с нами произойдёт, когда мы сломаем вековую традицию не только письменности, но и возможность встречаться, общаться, обмениваться научными достижениями, дружить и многое другое. И я ему верю, и искренне поддерживаю его в этом деле. К примеру, перейдёт молодое поколение на латиницу, как оно сможет пользоваться трудами, скажем, хотя бы, начиная с Шокана Уалиханова, Абая Кунанбаева. И.Алтынсарина. Да и работами современных казахстанских учёных А.Баймурзина, С.Зиманова, А.Маргулана и сотен других ученых-авторов. И их же публикации не исчисляются сотнями. Их даже в тысячи невозможно вобрать. А кто и когда их сможет перевести на латиницу. А есть ещё литература, архивы. Мне ура-патриоты могут возразить – не волнуйся, переведём. А, вообще, возможно ли это? Я только в Тобольском архиве видел стеллажи письменных работ со времён  правления там губернатором И.Соймоновым, который дружил с ханом Абылаем. Они все писаны  старославянским языком. С тех пор в том архиве постоянно работает несколько переводчиков. А их работе не видно конца. Потому то мы так мало чего знаем о тех эпохах. А с тех пор прошло уже немало лет. А не знаем потому, что невозможно такой объём трудов перевести одним махом. Даже за столетия осилить мы того не смогли. На что же мы обрекаем своих наследников – будущие поколения, и на сколько веков? Ведь во времена Абылая и Соймонова даже не знали о таких вещах, как электроника, атомная энергия, электричество, радиомеханика, агрономия, зоотехния, научная медицина, других научных открытиях и даже терминов таких не было. Нынче они – сплошь и рядом. А это сложные отрасли и научные направления, которые, в, основном, развивались уже в советское время и сегодняшним днём. В них встречаются такие технические выражения и речевые обороты, что только узкий специалист может в них разобраться. Развивались они как раз с помощью кириллицы. Что же наши дети и внуки, не говоря о правнуках, смогут узнать из таких научных достижений нынешних поколений, если они элементарно не смогут в будущем  прочитать даже сегодняшней статьи в газете? Потому, пусть меня простит инициатор этих языковых пертурбаций, уважаемый Нурсултан Абишевич, но мне стало за него обидно, как за писателя. Если мои книги не переведут на латиницу, страна и казахский народ не много потеряют. Потому, что они не самые ценные. Но коль не переведут книг Н.Назарбаева, от этого потеряют многое номады. И, скорей всего, вся страна. Ведь в них заложены большие и ценные идеи, целые программы на будущее. В них – большая история. Они сегодня нам интересны, потому и ценны, что написаны на понятном нам языке. Однако, как их воспримут будущие поколения, никто того сказать не может. Да и будут ли они точно переведены. Как показывает практика, точные переводы – сложнейшее дело. Они практически не возможны. Переводы, как правило, делаются и часто получаются имитациями. И если они при новой системе образования и образованности окажутся не востребованными? А такое вполне возможно. Не обидно ли будет автору за потраченное время, здоровье и силы впустую?

Этого больше всего опасаемся мы, русскоязычные авторы. А среди них весьма много казахов. К примеру, я всю жизнь собирал материалы и писал о крае, истории Казахстана, лучших его представителях. Потратил я на это 55 лет. Практически вся жизнь ушла на сбор и изложение родной летописи. И что в итоге? Всё пойдёт прахом? Потому, если и представить, что завтра же у нас будет создан некое переводческое министерство, то всё равно дело до переводов наших книг может дойти не ранее как через 100, а то и 200 лет. А «доживёт» ли бумага за такой период времени? Вряд ли. Но и в этом лежит не главная опасность и проблема.

Мы, писатели, журналисты в своё время ездили по стране, собирали и накапливали нужные нам материалы. И всё это нам доставалось бесплатно по всему СССР. Теперь, чтобы, к примеру, поработать в Омском архиве или Историческом музее, там нужно заплатить кругленькую сумму за каждый час работы. Много ли найдётся желающих платить деньги, не зная, что в итоге из этого может получиться? Думаю, вряд ли. Таким образом, любителей исследований уже этой денежной удавкой многих, а то, возможно, и всех, отпугивают. Потому история так и будет вечно лежать в тайниках спецхранов и архивов, не доходя до читателей.

Нурсултан Абишевич свою идею перевода письменного языка с кириллицы на латиницу пояснил тем, что сейчас научно-техническая документация, в основном, издаётся на латинице, с помощью которой идёт основной поток информации. Спорить не стану, поскольку не знаю. Но у меня возникло сомнение вот в чём: так ли вся научная информация идёт на латинице? Ведь радио изобрёл русский Попов, электролампочку – русский Яблочков, лучший автомат в мире – россиянин Калашников. Телевизор первым изобрёл русский инженер. Ракету-носителя, первый спутник и баллистическую ракету  создали в СССР под руководством Королёва. Атомную и водородную бомбу изобрели в СССР под руководством Курчатова. Первую силовую установку на ядерной энергии для ледокола придумали в СССР. Первый глубинный водный аппарат, который опустился глубже всех прочих в мире, изобрели так же у нас. А боевая ракетная установка «Катюша», лучший танк Т-34, разве не дело советских мозгов и рук? Да всё разве вспомнишь и перечислишь. Так что нам ещё можно поспорить, на каком языке, и какой полезной информации выходит в мир больше? А учитывал ли наш Лидер нации издание трудов других стран, которые по-прежнему пишут и издают свои научные работы на кириллице. А это, практически, все страны бывшего Советского Союза,  республики, входившие в состав Югославии, многие страны бывшего Варшавского договора. Даже самый популярный российский авиаконструктор Сикорский, перебравшись в США, писал там и создавал научные труды на русском языке. А ведь он не один такой был ученый с российским менталитетом и языком. Взять того же югослава Николо Тесля, который так же писал кириллицей, по каким-то причинам перебрался в  Америку. Он утверждал, что открыл такую энергию, которой может расколоть земной шар пополам.  И подтвердил это, якобы, Тунгусским метеоритом, который упал 30 июня 1908 года в Восточной Сибири. В результате чего была опустошена территория площадью в 2 тысячи квадратных километров. Явление, которое не поддаётся разгадке до сих пор, и ничего ученые понять не могут. Благо, он всю свою научную документацию сжёг. Нужно ли всё это забыть и не учитывать?

А ведь речь, слова, их письмо и язык – это не просто средство передачи информации и общения. Это целый комплекс разных понятий и восприятий. Ведь в письме и слове заложены не только звук и графика.  Это оттенок звучания, его смысл, если хотите, дух, запах и цвет произносимого или написанного слова. И всё это идёт, вернее, получает ребёнок от матери,  её материнского лона, языка, говора, запаха груди. Возможно ли всё это втиснуть в чужой алфавит, и заставить или принудить дитё всему повиноваться, коль всё это будет идти вопреки материнского духа, звука, и даже материнской ласки и любви? Возьмите такой пример. Чтобы произнести звук «Щ», нужно на латинице написать три буквы, так же как и букву «Ц». И таких примеров полно. Даже есть звуки, которые можно выразить только четырьмя буквами, а то и двумя словами. Легко ли будет это даваться шестилетнему ребёнку? Если принудить его насильно всё же этим заниматься, то смело можно утверждать, что Казахстан в ближайшее время, как пишет смелый и даже отчаянный человек А.Коптлеуов, может превратиться в Сомали или Джибути. Найдутся ли смельчаки, кто бы желал такой перспективы своим детям и внукам. Уверен, на подобное могут пойти ой как далеко не все граждане.

Я не стану здесь касаться темы присоединения Казахстана к России, других важных  исторических вех в нашей единой дружелюбной истории. О них довольно правдиво и ярко поведал автор в своей статье. Я, со своей стороны, рассказал о них в своих книгах «Рассказы о Кокчетаве», «Мутные времена», «Наши корни и ветви», «Русло реки народной», «Восхождение к бессмертию», других. Потому повторяться не стану. Ибо они вполне перекликаются с мыслями, теперь уважаемого мной врача Алмаса Жантлеуовича. Жаль только, что таких смело мыслящих людей у нас почему-то становится всё меньше и меньше. Я искренне не только благодарю господина А.Коптлеуова, но и безмерно рад, что у меня появился честный и смелый единомышленник, которому не безразлична судьба своего народа, страны и своего потомства. Улькен рахмет Вам, благородный Человек-Патриот.

Прошу редактора еженедельника О.Д.Жагпарову, если возможно, передать эту скромную заметку Алмасу Жантлеуовичу Коптлеуову! Пусть знает, что он не один в этом мире живёт с такими мыслями. Верю и надеюсь, что найдутся ещё патриоты нашей Родины, и подключаться к нам в защиту от посягательств на родную графику казахского языка. Ибо государственный язык, как и государственная граница, должен быть не прикосновенным.  И мы свою точку зрения будем отстаивать и защищать.

Бурлила эта мысль во мне давно. Озвучиваю её только теперь специально перед предстоящими выборами в Мажилис РК. И официально заявляю: Голосовать буду только за ту партию, которая огласит свою готовность отстаивать и защищать государственный казахский язык от любых посягательств  и замены  кириллицы  на латиницу. И только потому, что латиница чужеродна,  не наша. То далёкое и чужое, и даже постороннее. Потому всеми фибрами души буду агитировать всех встречающихся избирателей за сохранение родной кириллицы. Верю, нас услышат. Ибо эта графика  нас подружила, веками объединяла, скрепляла нашу дружбу и единство, рожала любовь и создавала интернациональные семьи. Наши предки с кириллицей шли против ворога в бой и трудились веками рука об руку и побеждали.  И после этого от неё отказаться – значит предать  свою совесть и честь, заодно единство и летопись, которая веками писалась нашими пращурами именно кириллицей. Кроме того, язык – божий дар. С ним нельзя обращаться  вольно и свободно. А то мы можем дойти до того, что кому-то захочется внедрить у нас в письменность иероглифы. Язык – достояние общенародное. Всякие в него вторжения и замены так же должен решать сам народа.